312/21

Политический прагматизм во взаимосвязанном мире

Интервью Министра иностранных дел Республики Узбекистан Абдулазиза Камилова главному редактору газет

«Правда Востока» и «Янги Ўзбекистон»

 

Вопрос: Уважаемый Абдулазиз Хафизович, 5 октября текущего года в Ташкенте состоялась международная конференция на тему «Узбекистан: стремительные реформы за пять лет», посвященная обзору коренных преобразований, осуществленных в нашей стране за последние годы. В ходе этого мероприятия обсуждены результаты нового подхода руководства Узбекистана к реализации взвешенной, взаимовыгодной внешней политики. Действительно, в нашей стране за последние годы произошли колоссальные изменения. Как они оцениваются мировым сообществом? Не могли бы Вы также раскрыть основные факторы коренных перемен во внешней политике Узбекистана?

Ответ: Благодарю за интересный вопрос. Прежде всего хочу подчеркнуть, что упомянутая Вами конференция была организована на высоком уровне и получилась очень представительной и актуальной. Она собрала представителей дипломатических миссий иностранных государств, международных организаций, видных зарубежных ученых и экспертов. Считаю, что мероприятие прошло весьма успешно благодаря усилиям организаторов, а также тесному взаимодействию и открытому диалогу между участниками дискуссий.

Одно из секционных заседаний было посвящено реализации задач по обеспечению безопасности, религиозной толерантности и межнационального согласия, а также проведению взвешенной, конструктивной внешней политики. Все эти взаимосвязанные задачи относятся к пятому приоритетному направлению Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017-2021 годах - фундаментальной программы реформ, инициированных и проводимых под личным руководством Президента Республики Узбекистан Шавката Мирзиёева.

Должен сказать, что участники провели живые и очень откровенные дискуссии о том, как продвигается процесс реформ, нацеленных на вхождение Узбекистана в число развитых демократических государств.

Взгляды зарубежных экспертов и дипломатов совпали в том, что начавшиеся пять лет назад коренные реформы в Узбекистане сыграли колоссальную роль в переходе страны на новый, современный путь развития и модернизации, повышения эффективности внутренней и внешней политики государства.

В ходе дискуссий наши зарубежные коллеги высказали мнение о том, что благодаря открытой и конструктивной внешней политике Президента Шавката Мирзиёева роль и место нашей страны в международных отношениях значительно укрепились. Одним из главных результатов стала трансформация имиджа Узбекистана, его восприятие в мире как страны, в которой формируются демократическое общество, сильная, конкурентоспособная экономика, инновационные институты и инфраструктура.

Выступая в конце сентября этого года на общих дебатах 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Президент Шавкат Мирзиёев твердо заявил о том, что широкомасштабные и динамичные демократические реформы в Узбекистане приобрели сегодня необратимый характер, их основу составляют обеспечение и защита прав, свобод и законных интересов человека.

Это заявление, по оценкам иностранных наблюдателей, является мощным позитивным сигналом для мирового сообщества, в первую очередь для внешнеполитических партнеров Узбеки­стана и международных инвесторов.

Таким образом, что повлияло на коренное изменение имиджа Узбекистана на международной арене?

Во-первых, это политическая воля и решимость руководства республики, поставившего своей целью проведение глубоких системных реформ, включающих в себя обеспечение свободы слова и средств массовой информации, религии и убеждений, гендерного равенства и межнационального согласия.

Как известно, в октябре 2020 года Узбекистан впервые в истории был избран членом Совета ООН по правам человека, в состав которого входят 47 государств, ответственных за поощрение и защиту прав человека по всему миру.

Во-вторых, утвержденная Президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым внешнеполитическая линия носит прагматичный, стратегически выверенный характер. Это способствовало укреплению авторитета нашей страны как надежного и стабильного партнера, который заслуживает доверия и проводит активную внешнюю политику.

Главным результатом этого курса явилось кардинальное улучшение политической обстановки в Центральной Азии, формирование в регионе подлинного духа добрососедства, начало совместной работы Узбекистана и соседних государств над решением жизненно важных общерегиональных вопросов.

Кроме того, расширились многогранные и взаимовыгодные связи нашей страны с ведущими державами - Россией, Китаем, США, Европейским союзом и государствами Европы, Турцией, Южной Кореей, Японией, Индией, Пакистаном, а также многими странами Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии.

В-третьих, существенно активизировалась многосторонняя дипломатия. Проведенные по инициативе руководства страны международные конференции получили высокую оценку со стороны мирового сообщества. Прежде всего речь идет о форумах исторического значения, посвященных формированию международных транспортных коридоров, решению проблемы Афганистана, укреплению взаимосвязанности Центральной и Южной Азии. Успешно проведена Всемирная конференция по правам молодежи «Вовлечение молодежи в глобальные действия».

Все эти крупные форумы сформировали политическую площадку для выработки новой, эффективной модели регионального и международного взаимодействия в политической, экономической, инвестиционной, транспортно-логистической, энергетической, технологической и культурно-гуманитарной сферах.

По инициативе Президента Узбекистана в ближайшем будущем в Ташкенте будет проведена еще одна важная международная конференция. Она будет посвящена актуальному вопросу, стоящему перед мировым сообществом, изучению проблем восстановления мировой экономики и передового опыта по сокращению бедности в постковидный период.

В-четвертых, жизненно важные и актуальные инициативы Президента Узбекистана Шавката Мирзиёева, направленные на консолидацию усилий государств нашего региона и мира в решении общих проблем, привели к резкому росту активности и усилению роли Узбекистана в международных организациях.

Хочу особо отметить уже реализованную инициативу о создании Многопартнерского трастового фонда ООН по человеческой безопасности для региона Приаралья, а также принятие по предложению Президента Шавката Мирзиёева ряда важных резолюций Генеральной Ассамблеи ООН по вопросам укрепления регионального и международного сотрудничества в Центральноазиатском регионе, просвещения и религиозной толерантности, устойчивого туризма и устойчивого развития, создания в Приаралье зоны экологических инноваций и технологий.

В 2020 году Ташкент впервые председательствовал в СНГ и успешно провел саммит Содружества, выдвинув в его рамках более десятка инициатив.

Из важнейших событий пяти лет необходимо выделить вступление Узбекистана в члены Тюркского совета, продвижение переговоров по вступлению в ВТО, получение статуса государства-наблюдателя в ЕАЭС. Наряду с этим нашей страной завершается переговорный процесс по Соглашению о расширенном партнерстве и сотрудничестве с ЕС и получен статус страны-бенефициара в системе «GSP+».

В-пятых, набирает обороты экономическая дипломатия. Заметно активизировалось привлечение иностранных инвестиций и передовых технологий в экономику Узбекистана.

В целом все эти факторы способствовали становлению нового облика Узбекистана как страны, открытой для всестороннего сотрудничества. На международной арене прочно утвердилось понятие «Новый Узбекистан».

 

Вопрос: Господин Министр, как Вы отметили, за прошедшие пять лет произошли существенные изменения не только в нашей стране, но и в регионе Центральной Азии. Президент Шавкат Мирзиёев выступил с объединительной повесткой дня в регионе, что позволило значительно улучшить и укрепить межгосударственные отношения нашей страны со всеми соседними государствами. Вместе с тем хотелось бы узнать Ваше мнение о тех вопросах, которые все еще стоят в повестке дня и требуют своего решения?

 

Ответ: Конечно, с первых дней своего президентства глава нашего государства начал уделять приоритетное внимание коренному улучшению политической ситуации в Центральной Азии. В первую очередь была поставлена ответственная и крайне необходимая цель - дать начало конструктивному решению региональных вопросов, в прошлом создававших препятствия на пути укрепления отношений с соседями.

Установив доверительные отношения и открытый диалог с соседними государствами на высшем уровне, мы достигли необходимых договоренностей по решению двусторонних и общерегиональных вопросов на основе добрососедства, взаимного доверия, учета взаимных интересов и разумных компромиссов. Отношения Узбекистана со всеми государствами Центральной Азии выведены на уровень стратегического партнерства.

Как отметил Президент Шавкат Мирзиёев, «в политическом словаре мира появился термин «Центральноазиатский дух», точно отражающий созданную в нашем регионе позитивную политическую атмосферу сотрудничества и взаимопонимания.

Реализована инициатива о проведении регулярных консультативных встреч глав государств: состоялось три саммита - в Нур-Султане, Ташкенте и Авазе. Проводятся центральноазиатские экономические форумы. Ускоренными темпами развиваются торгово-экономические связи, промышленная кооперация, культурно-гуманитарное взаимодействие.

Говоря об остающихся основных вопросах регионального сотрудничества, необходимо выделить дальнейшее решение вопросов границ, совместное и рациональное использование водно-энергетических ресурсов, развитие и совершенствование транспортно-коммуникационной системы, обеспечение региональной безопасности, а также продолжение работы по комплексу экологических вопросов.

Хочу особо отметить, что эти направления вытекают из региональной стратегии Президента Узбекистана, которая включает в себя следующие аспекты.

Первое - реализация всех договоренностей, достигнутых на высшем уровне в ходе двусторонних контактов и в рамках консультативных саммитов глав государств Центральной Азии.

Второе - совершенствование модели регионального экономического сотрудничества, повышение эффективности взаимодействия в областях торговли и инвестиций, промышленной кооперации, транспорта, транзита, энергетики и инноваций.

Третье - совместная выработка ответов на современные вызовы и угрозы, с которыми сталкивается наш регион, включая пандемию и преодоление ее последствий, решение экологических проблем, предотвращение транснациональных угроз экстремизма и терроризма, а также укрепление межнационального согласия, дружественных и братских связей между народами Центральной Азии.

 

Вопрос: Вывод войск США и НАТО из Афганистана привел к новой ситуации в этой стране, которая влияет на региональную безопасность в Центральной Азии. В связи с этим за рубежом появились различные комментарии и предложения относительно возможности возобновления участия Узбекистана в ОДКБ. Что Вы можете об этом сказать?

 

Ответ: Предполагая возможные комментарии в информационном пространстве, хотел бы уточнить рамки своих суждений. А именно: постараюсь высказать свое мнение исключительно в пределах поставленного Вами конкретного вопроса, не переходя к общей проблематике использования Вооруженных Сил в отражении внешней агрессии, угроз безопасности страны, защите Государственной границы. Это ни в коей мере не ставится под сомнение и вполне обоснованно является неотъемлемой частью национальных концепций и доктрин безопасности большинства стран и различных объединений с характером военно-политических блоков.

Узбекистан всегда выступал и выступает за мирное решение всех вопросов, особенно конфликта в Афганистане, который долгие десятилетия вызывал тревогу соседних стран. Мы постоянно заявляли, что военного решения афганской проблемы нет. Эту точку зрения сегодня разделяют многие в мировом сообществе. Да и вывод войск международной коалиции из Афганистана показал верность нашего подхода.

В соответствии с национальным законодательством, в том числе согласно Концепции внешнеполитической деятельности и Оборонной доктрине Республики Узбекистан, наша страна не участвует в военных блоках. Кроме того, в практическом плане не менее важен и тот факт, что сегодня наша республика обладает значительным собственным потенциалом для обеспечения национальной безопасности. Успешно продвигаются реформы в сфере военного строительства, укрепляется военно-техническая база национальной армии.

Конечно, современный мир развивается необычайно динамично. Архитектура глобального мироустройства находится в постоянном изменении. Несомненно, это несет с собой определенные вызовы и угрозы, противостоять которым можно разными путями, в том числе посредством военных союзов и организаций.

Однако, сталкиваясь с вызовами безопасности, делать ставку только на военную силу не всегда продуктивно. Ведь есть еще и другие инструменты, которые являются не менее результативными и даже в большинстве случаев действительно оказываются достаточно эффективными в противодействии вызовам безопасности. Один из таких инструментов - дипломатия.

Методы превентивной дипломатии неоднократно подтверждали свою полезность в прошлом и в настоящее время доказывают свою жизнеспособность, в том числе в подходах к новой ситуации в Афганистане. И здесь речь идет не только о двусторонней дипломатии. На международном многостороннем уровне создана и постоянно развивается целая система политико-дипломатических механизмов, нацеленных на предупреждение, пожалуй, любого типа вызовов и угроз национальной и региональной безопасности.

Например, в Центральной Азии существует сбалансированная система механизмов диалога стран региона с крупными партнерами в формате «5 + 1». Такие платформы функционируют в отношениях с Россией, США, ЕС, КНР, Индией, Республикой Корея, Японией. Кроме того, в регионе, помимо ОДКБ, действуют такие организации, как СНГ и ШОС, в рамках которых обсуждаются актуальные вопросы, в том числе касающиеся обеспечения региональной безопасности, включая проблему Афганистана.

Недавнее участие Узбекистана в саммите ОДКБ в качестве почетного гостя, а также на встрече в формате ШОС+ОДКБ в Душанбе, где обсуждалась ситуация в Афганистане, является составным элементом нашей взвешенной и прагматичной дипломатии.

Благодаря проактивной и открытой политике наша страна установила отношения стратегического партнерства со всеми государствами Центральной Азии и мировыми державами. Активно развивается сотрудничество с ними в борьбе с терроризмом и экстремизмом, успешно продвигается военно-техническое сотрудничество. Выстроенный с государствами-партнерами диалог по всем аспектам взаимодействия в регионе способствует укреплению региональной стабильности, создает условия для купирования серьезных вызовов безопасности.

Все это позволяет эффективно обсуждать и своевременно решать вопросы по предупреждению и оперативному противодействию возникающим угрозам.

 

Вопрос: В связи со сменой власти в Кабуле отдельные комментаторы поспешили с выводами: якобы планы вовлечения Афганистана в региональные торгово-экономические связи и продвижения региональной взаимосвязанности Центральной и Южной Азии придется отложить «до лучших времен». На Ваш взгляд, можно ли согласиться с таким прогнозом?

 

Ответ: Подобные выводы, вероятно, обусловлены отсутствием достаточного понимания происходящих процессов в Афганистане и сути выдвинутых Узбекистаном инициатив.

В Афганистане действительно складывается непростая ситуация. Это новая реальность, с которой мы должны иметь дело.

Очевидно, обстановка в этой стране еще будет оставаться фактором напряженности в регионе, особенно с учетом остающихся пока на территории Афганистана террористических группировок.

Тем не менее следует учитывать тот факт, что Афганистан является источником не только вызовов и угроз, но и новых возможностей, которые могут быть положены в основу конструктивных, созидательных региональных проектов. В наших интересах не допустить международной изоляции Афганистана и появления на наших южных границах «страны-изгоя», не дать повториться сценарию конца 90-х годов прошлого столетия.

В Узбекистане исходят из необходимости не только предотвратить изоляцию Афганистана, но и активизировать оказание ему гуманитарной помощи. Мы открыли границу с этой страной и возобновили поставки товаров первой необходимости - продуктов питания, нефтепродуктов и электроэнергии. Ташкент также выступает за размораживание афганских госактивов в зарубежных банках, призывает мировое сообщество продолжить реализацию в Афганистане социальных, экономических и инфраструктурных проектов.

Именно с целью решения этих задач официальная делегация Узбеки­стана вчера, 7 октября, посетила Кабул и провела конструктивные переговоры с руководством и членами временного правительства Афганистана.

Мы убеждены, что продолжение социально-экономического содействия и реализация проектов развития крайне необходимы для предотвращения гуманитарного кризиса, стабилизации обстановки и постконф­ликтной реконструкции Афганистана. В конечном счете без решения данных задач практически невозможно обеспечить долговременную стабильность в этой стране и соседних регионах.

У Узбекистана нет какой-либо скрытой или двусмысленной повестки дня в афганском направлении. Наша позиция однозначна, а действия транспарентны и прагматичны. Узбекистан заинтересован в становлении Афганистана в качестве мирного и независимого государства. Афганская земля больше не должна представлять угрозы для стран региона и международной безопасности. Стабильный, мирный и процветающий Афганистан отвечает интересам всего многонационального афганского народа и мирового сообщества.

Афганистан должен стать не препятствием, а мостом для укрепления взаимного сотрудничества между Центральной и Южной Азией. Этому будут способствовать трансафганские транспортно-коммуникационные проекты, которые мы намерены и далее продвигать совместно с нашими международными партнерами.

Реализация инициатив Узбекистана по региональной взаимосвязанности Центральной и Южной Азии необходима для решения ключевых проблем обеспечения безопасности и выстраивания механизмов долгосрочного сотрудничества стран двух регионов. В связи с этим продолжается совместная с партнерами работа по принятию специальной резолюции Генеральной Ассамблеи ООН об укреплении взаимосвязанности Центральной и Южной Азии. Решаются вопросы продвижения межрегионального сотрудничества в торгово-экономической, транспортной, культурно-гуманитарной и других сферах.

Словом, представленная Президентом Узбекистана программа мер по продвижению сотрудничества с Южной Азией рассчитана на долговременную перспективу. Происходящий транзит власти в Афганистане ставит перед этой страной, регионом, другими вовлеченными сторонами неотложные задачи по стабилизации и политическому урегулированию сохраняющихся проблем.

 

Вопрос: 17 сентября текущего года в Таджикистане состоялось заседание Совета глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). По итогам саммита к Узбекистану перешло председательство в этой авторитетной организации. Такая миссия налагает на Узбекистан особую ответственность и в то же время позволяет добиться определенных целей. Какие цели ставит перед собой Ташкент, принимая следующий саммит ШОС в 2022 году?

 

Ответ: За прошедший период ШОС стала важным субъектом мировой политики, заняла достойное место в ряду влиятельных международных структур. Укрепляется региональное партнерство на основе принципов «Шанхайского духа». Растет совместный потенциал государств-членов организации в противостоянии новым вызовам и угрозам, расширяется их экономическое и культурно-гуманитарное сотрудничество.

В настоящее время мы взялись за почетную и весьма ответственную миссию в ШОС. Ведь речь идет о председательстве в организации, зона ответственности которой охватывает обширное пространство - почти 60 процентов территории Евразии от Арктики до Индийского океана, от китайского Ляньюньгана до российского Калининграда - с общим населением, достигающим почти 44 процента от общемирового.

Вместе с тем у Узбекистана есть свой политический вес и большой опыт для успешного исполнения подобных задач.

В 2022 году в ШОС под председательством Узбекистана планируется более 80 мероприятий международного характера. Для реализации такой амбициозной задачи мы разработали специальную «дорожную карту» и концепцию нашего председательства. В ней мы учли опыт председательства нашей страны в ШОС в 2004, 2010 и 2016 годах, а также нынешние реалии. Нет сомнений в том, что все мероприятия в рамках председательства Узбекистана в ШОС будут проведены на самом высоком уровне.

В одном интервью невозможно раскрыть все пункты нашей повестки председательства. Но скажу очень важную вещь. Узбекистан в рамках участия в деятельности международных структур, в том числе ШОС, активно продвигает практические инициативы, нацеленные на результативное развитие взаимовыгодного сотрудничества между государствами-­партнерами и одновременно реализацию важных внутренних преобразований. К их числу относятся устойчивый экономический прогресс, увеличение притока иностранных инвестиций и экспорта национальных товаров и услуг, модернизация транспортной инфраструктуры, а также совершенствование правовой базы и механизмов защиты прав соотечественников за рубежом.

Словом, очередной саммит ШОС в Узбекистане - это хорошая возможность для продвижения обеспечения интересов государства и народа, достижения целей по дальнейшему укреплению роли и значения нашей организации, возможность по-новому и полноценно реализовать ее потенциал.

 

Вопрос: Господин Министр, в глобальном контексте позвольте затронуть неоднозначный вопрос о предполагаемом многими политологами соперничестве внерегиональных государств в Центральной Азии. Разделяете ли мнение о том, что в регионе продолжается и даже обостряется геополитическая конкуренция мировых держав? Если да, то как это может влиять на интересы и политику Узбекистана и других государств региона?

 

Ответ: Будучи реалистом, приходится констатировать, что соперничество ведущих держав продолжается в глобальном масштабе, и их геополитическая конкуренция принимает отчетливые и порой довольно жесткие формы. Безусловно, последствия скрытого и иногда бескомпромиссного противостояния между отдельными глобальными «игроками» дают о себе знать в разных регионах мира, в том числе и в Центральной Азии.

Кроме того, наш регион исторически являлся и в силу ряда известных обстоятельств остается местом притяжения геополитических интересов и неафишируемых притязаний крупных государств.

И это теоретически может послужить причиной роста напряженности в регионе, если страны Центральной Азии не будут предпринимать необходимые шаги по дальнейшему укреплению своего суверенитета и государственной независимости, обеспечению региональной стабильности и безопасности, а также созданию позитивной политической атмосферы в регионе и вокруг него.

Крупные государства, вовлеченные в процессы в Центральной Азии, имеют как общие, так и несовпадающие интересы. Однако, какими бы различными эти интересы ни были, они диктуются историей, географией и глобальными тенденциями. Очевидно, что конфликтное столкновение устремлений таких государств не отвечает интересам стран региона, поскольку ставит их перед так называемым геополитическим выбором. А выбор какой-либо одной стороны может стать причиной напряженности в отношениях с другой.

Любое суверенное государство желает проводить свою линию на международной арене без оглядки на внешние силы, осуществлять международное сотрудничество, не подчиняя собственную волю давлению третьих сторон. Но в современной системе международных отношений не исключаются ситуации, связанные с асимметричными интересами.

Наша внешняя политика нацелена на недопущение подобных ситуаций, предупреждение ущемления национальных интересов, обеспечение равноправных, взаимовыгодных отношений со всеми, кто заинтересован в партнерстве.

К средствам достижения этих целей относятся сбалансированная система стратегических партнерств с государствами ближнего и дальнего зарубежья, выстраивание конструктивных и добрососедских отношений с сопредельными государствами, устойчивая система региональной безопасности, которая способствует смягчению воздействия резких изменений в более масштабных размерах. Например, консультативные встречи глав государств Центральной Азии играют важную роль в данном контексте.

Мы не хотим, чтобы конкуренция крупных государств мира приводила к нежелательным для нашего региона последствиям. Ведь если ретроспективно взглянуть на истоки афганского конфликта, то изначально его причиной послужило именно глобальное противостояние двух мировых политических систем в эпоху холодной войны.

Мы не должны оказаться перед вынужденным выбором той или иной позиции только лишь в пользу тех или иных внешних сил. Наша политика и выбор позиций по конкретным международным вопросам определяются прежде всего исходя из наших национальных интересов, а также необходимости обеспечения безопасности и развития региона.

Узбекистан заинтересован в том, чтобы Центральная Азия была не регионом соперничества глобальных и региональных держав или ареной игры с нулевой суммой - zero sum game, а пространством их конструктивного и созидательного взаимодействия. Мы продолжим выступать за равноправный, взаимовыгодный диалог, который даст реальные перспективы для всех участников, где каждая сторона должна быть в выигрыше.

Разумная альтернатива антагонистическому соперничеству - честная и открытая конкуренция.

 

Вопрос: Пользуясь возможностью, хотел бы узнать Ваше мнение о таком модном в современном мире термине, как «многовекторность внешней политики». Иногда встречаются критические оценки в отношении такой политики, которая якобы создает неустойчивость в международных отношениях и даже определенные риски. Какова Ваша точка зрения по этому вопросу?

 

Ответ: На мой взгляд, вкладывать в понятие многовекторность некое негативное содержание не совсем разумно. В сегодняшнем взаимосвязанном и взаимозависимом мире едва ли можно найти страну, которая не хотела бы проводить результативную многовекторную политику. Само понятие многополярного мира, к которому все стремятся, предполагает многовекторность международного сотрудничества для всех.

Сформированный комплекс основных принципов и приоритетов внешней политики Узбекистана направлен на обеспечение суверенитета и свободы действий на международной арене. Ключевым является принцип многосоставной системы стратегического партнерства со всеми крупными участниками мировой политики, позволяющий развивать сотрудничество одновременно с несколькими основными партнерами, не теряя независимости и продвигая национальные интересы.

Как показывают результаты, данный принцип вполне оправдал себя на практике и актуален на современном этапе.

К настоящему времени Узбекистан наладил сбалансированную совокупность отношений с ведущими государствами мира, странами региона и международными организациями, поддерживая геополитическое равновесие и обеспечивая диверсификацию торгово-экономических связей.

В настоящее время мы поддерживаем равноправные отношения более чем со 135 государствами мира, осуществляем взаимовыгодные торгово-экономические связи более чем со 120 странами и обладаем оптимальным дипломатическим присутствием за рубежом в форме 55 посольств, консульских учреждений и постоянных представительств при международных организациях.

В развитии наших отношений с каждым государством и каждой международной организацией лежат ясные, глубоко продуманные прагматичные задачи, соответствующие нашим государственным интересам.

Узбекистан проводит миролюбивую политику и, как я уже отметил, не принимает участия в военно-политических блоках. Равноправное сотрудничество с внешнеполитическими партнерами мы выстраиваем на основе общепризнанных международных норм и принципов уважения суверенитета, невмешательства во внутренние дела государств, мирного урегулирования споров, неприменения силы и взаимного учета интересов.

Такой подход способствует активному развитию и использованию механизмов двустороннего и многостороннего сотрудничества для обеспечения максимально благоприятных внешних условий дальнейшего продолжения масштабных реформ, привлечения иностранных инвестиций и технологий, а также формирования многовариантной системы транспортно-коммуникационных коридоров, обеспечивающих надежный и стабильный выход Узбекистана на крупные мировые рынки.

Следует отметить, что в силу разных обстоятельств государства обладают различными возможностями развивать принцип многовекторности в своей внешней политике.

Настало время для проведения глубоких научных исследований о применении прагматичной модели многовекторности во внешней политике Узбекистана, так как наша практика в данном плане имеет свои особенности. Верховенство национальных интересов - ключевой компонент узбекской модели многовекторной политики.

Еще одной характерной чертой является то, что в нашем понимании разновекторность в принципе несет позитивный и конструктивный смысл. Мы исходим не из равноудаленности от разных крупных партнеров, а применяем принцип равной приближенности. Узбекистан проводит проактивную и в то же время гибкую политику, в том числе в отношении международных партнеров, привлекая их к продвижению и реализации наших инициатив.

- Благодарю Вас, господин Министр, за то, что смогли выделить нам время. Мы признательны Вам за содержательные ответы на вопросы, где Вы детально осветили новую внешнюю политику Узбекистана и глубоко проанализировали затронутые аспекты текущей геополитической ситуации в регионе Центральной Азии и в мире в целом.

 

Беседовал

Салим Дониёров